Карадаг — данная жемчужина восточного Крыма единожды поразила фантазия молодого Пушкина и позже, во время работы над произведением Евгений Онегин, он самостоятельно, выискивая в своей памяти, вырисовал Золотые ворота  и горы Карадага в черновиках собственной рукописи.
Необузданная краса полуденных видов приносит сюжеты библейских басен. Тут и руины готического собора Карадага. Старинный вулкан нагромоздил здесь базальты и туфы, геологические колебания поставили на дыбы полукилометровые лоджии скал. За многие тысячелетия море сточило великую часть вулканических нагромождений. Дождики и ветры смели наиболее нежные породы и как безумные гении изваяли из скал Чертов палец, Мертвый город, и Короля с Царицой возглавляемые целой свитой придворных.

Зеленоватые рощи, повисшие между скал над перламутровыми бухтами, голые в трещинах сердоликовых и яшмовых жил, необыкновенной красоты гроты, сто метровые каменный скалы, это все – раскрытая книжка ситуации Территории.
Феерия Карадага плавненько переходит в мягкую цепь зеленовато-синих бугров, которые наверное и предопределили заглавие Коктебеля – край голубых бугров.